Газета “Панорама”: Приобщение к настоящему

0
284

В райцентре Лебедин сохранились шедевры мирового уровня, хотя этот город не слишком известен за пределами Сумщины.

Лебединский художественный музей – место особой силы. Здесь сплелись современность с историей и историями давних времён. Музей замечателен, как тем, что он хранит, так и историей своего возникновения. Скоро ему исполнится 100 лет, а ведь не было бы ничего, если бы не труд одного человека – Бориса РУДНЕВА, первого директора.

Ну не один он трудился, помогали ему товарищи и единомышленники, но был этот человек в процессе главным. Что бы понять, какой духовный пласт удалось сохранить этому человеку, достаточно пройтись по залам музея в сопровождении экскурсовода. Прямо при входе посетителей встречает современное искусство – это регулярно сменяемые выставки сумских и не только сумских художников. Коллективные, персональные, тематические, к датам или «просто так» – обновление здесь проходит регулярно и посетитель всегда будет удивлён чем-то новым. А вот постоянная экспозиция начинается непосредственно с истории самого Лебедина или где-то рядом. По историческим данным, город основан в 1654 году казаками, переселившимися с Правобережной Украины. Ну просто город-близнец Сум. Пока основывали, пока обживались, время шло.

Музея ещё не было, а экспонаты появились

Уже первые памятники искусства датируются началом следующего, XVIII века. Первый зал так и называется «Козацький».

Это далёкий век рассвета украинской художественной культуры. В зале показано богатое собрание так называемого «парсунного портрета». «Парсуна» – переделанное «персона». Знать, старшина любила себя и любила себя заказать живописцам «на увековечение». Кругленькими, красивенькими, нарядными, в стиле барокко. Многие портреты принадлежат кисти Владимира БОРОВИКОВСКОГО, который пытался преодолеть старые условности в исполнении портрета. В этом зале собраны портреты людей, носителей фамилий, которые до сих пор на слуху: Полуботки, Конашевич-Сагайдачный. Имение Полуботков, целой династии, находилось неподалёку от Лебедина в селе Михайловка; возможно, там и были написаны портреты. Потом имение перешло к Капнистам. Они из поколения в поколение собирали произведения искусства, которые потом нашел и сохранил скромный инженер Борис Руднев.

Немногое о многом

В первом зале выставлены образцы иконописи того же времени. Самая интересная икона – Архангел Михаил. Архангел огромного роста, при мече, как и полагается предводителю воинства. А лицом напоминает первого российского императора Петра І. Те же усики, те же щеки, даже прическа похожа. Бывал данный государь в Лебедине в то время, когда «шведа воевал», вот и осталась победоносная икона с того самого времени. Кстати, Михаил оказался востребованным не только в Лебедине. В 60-х годах икону отдали вроде бы временно на реставрацию в Киев, в Музей украинского искусства. Так вот, возвращать экспонат пришлось долго и с большим трудом. А относительно недавно сумской художник-реставратор Иван ВОЛЧЕК прекрасно справился с реставрацией этого экспоната.

Последний КАПНИСТ. Последний из рода, несколько поколений которого увлечённо собирали произведения искусства. Портрет работы Ивана СВЯТЕНКА

Далее – век ХIX, с самого его начала. Портреты, пейзажи, старинная мебель искусной, штучной работы, фарфор знаменитой фабрики Миклашевского. «Богато жили люди!» – бормотал один «ильфо-петровский персонаж», но эти люди были богаты не только мебелью и особняками. Последний из рода Капнистов – Василий Алексеевич всю жизнь приумножал коллекцию произведений искусства. Большую часть её теперь хранит Лебединский художественный музей. А ведь всё это могло бы если не пропасть в бурях войн и революций, то просто разлететься, раствориться и неизбежно забыться. В зале выставлен портрет последнего из Капнистов работы Ивана СВЯТЕНКО. Посмотрите, какое одухотворённое лицо, несмотря на суровость! И другие портреты лиц не очень известных, но сыгравших определённую роль в становлении Лебедина. Это же не просто физиономии, это люди с их судьбами и делами, как, например, портрет Якова КУЧЕРОВА, такого себе председателя Лебединского земства, однако сыгравшего решающую роль о проведении к городу железнодорожной ветки.

В этом же зале – пейзажи, которые вошли в моду в начале ХIX века. Среди них работа Айвазовского «Георгиевский монастырь. Мыс Фиолент». Здесь, а не в «Третьяовке»! Мы упомянули только всемирно известное имя, но в музее хранятся работы и других мастеров, не менее талантливых: ПОЛЕНОВ, МЯСОЕДОВ, ВОЛКОВ, СЕРОВ, КРИЧЕВСКИЕ. Мы не можем полностью описать собрание музея. По словам директора, есть возможность выставить 25-27%, около 570 единиц. А вся коллекция насчитывает более 2300 экспонатов. Хотим только подчеркнуть, настолько мощный культурный и духовный центр находится совсем рядом с Сумами.

Богатство коллекции музея поразило даже оккупантов во время войны, хотя самые ценные экспонаты директор и хранитель Борис Руднев надёжно спрятал.

Художники и хранители

Хотя бы некоторых из авторов выставленных в экспозиции работ вспомним особо, хотя каждый экспонат это история и судьбы человеческие.

Евгений АГАФОНОВ, один из учеников Ильи РЕПИНА, Павел КОВАЛЕВСКИЙ, сотрудничавший и выставлявшийся вместе с Давидом БУРЛЮКОМ, основатель студии «Голубая линия», которую посещал создатель музею Борис РУДНЭВ, – это група харьковских художников, работавших вначале прошлого века. Среди них ещё обратим внимание на Евдокима ВОЛОШИНОВА, которого называют новатором натюрморта на пленэре. Он же один из первых живописцев, который увлёкся художественной фотографией, оценив возможности новой техники, сделал серию прекрасных портретов.

Портрет Юлии БРАЗОЛЬ-ЛЕОНТЬЕВОЙ

И художница, которой уделим особое внимание, – Юлия БРАЗОЛЬ-ЛЕОНЬТЬЕВА. Не имела специального художественного образования, но обучалась частным порядком у Ивана АЙВАЗОВСКОГО. Пейзажи её небольшого формата, но отмечены подлинным талантом. Занималась и скульптурой, её работы были оценены в Париже. Вообще диапазон её творчества был чрезвычайно широк, она занималась и графикой, и миниатюрой, декоративным искусством. В Лебедине прожила всего год, в 1918 г. здесь состоялась её персональная выставка, о которой сохранились воспоминания. К сожалению, работ её сохранилось немного, но в музее можно увидеть некоторые из них – пейзажи, скульптуры. Прекрасная мраморная Аврора, морские пейзажи и «Иерусалимский дворик» – изображение того самого места, где, по легенде, Иисус Христос сделал остановку на своём последнем земном пути. Юлия БРАЗОЛЬ-ЛЕОНТЬЕВА объездила много стран, и многие впечатления отразились в её творчестве. Она была хорошо известна в Петербурге, Харькове, Москве, но и в Лебедине остались её произведения, которые можно увидеть.

“Девушка на скале” Лев БЕРШТЕЙН-СИНАЕВ

Среди сотрудников Музея помимо основателя Бориса РУДНЕВА, нужно вспомнить Дмитрия ЛЕДНЁВА, известного сумского художника. При нём помещение музея было значительно расширено, достроены 3-й, 4-й, 5-й залы – значит появилась возможность расширить экспозицию. Ювеналий ГОЛОД проработал в музее 46 лет, теперь на пенсии. Этот человек занимал должности директора, хранителя, научного работника, являлся автором многих научных статей. Никто так не умел рассказать об экспонатах и художниках, как он. «Посетители ловили каждое слово, журналисты не выключали диктофоны», – так вспоминают о его работе до сих пор. Добавим, что музей не является мёртвым хранилищем экспонатов. Осуществляется проект «ART-простір», в рамках которого проходят тематические выставки в сопровождении лекций.  Для выставок современных художников, и не только сумских, выделены отдельные площади. То есть музей существует не как памятник прошлого, а как живой культурный и духовный центр.

Музей сегодня

Андрей ГЕЛЬМЕНТИНОВ занял должность директора относительно недавно, но о существующих проблемах готов говорить, потому что их сразу узнал и осознал. Первое, о чем он вспомнил, – финансирование. Да, деньги, которых сейчас никому не хватает. Раньше музей финансировался из госбюджета и бюджета области, теперь он перешел в коммунальную собственность города. Финансовые возможности стали намного скромнее. Одна из главных – ремонт. В ноябре этого года музею исполнится 100 лет. Сотрудники музея надеются на то, что город найдёт возможность для реконструкции системы отопления и осуществления мер по энергосбережению, то есть по утеплению помещений. Вторая проблема, о которой вспомнил директор, – реставрация экспонатов. Дело это не простое. Около месяца назад две картины из собрания музея были переданы на реставрацию в Киев, в Национальный центр реставрации. Серьезные работы по реставрации проводят именно там, а художественных музеев по Украине немало, образуется очередь. Тут же проблема не в финансировании, а в возможности киевских специалистов.

О составе посетителей музея Андрей ГЕЛЬМЕНТИНОВ сказал, что 80% это учащиеся колледжей, школ Лебединщины, Ахтырщины, Роменского района. Бывают экскурсии из Харькова, Полтавской области. Часто гости интересуются какой-нибудь конкретной темой, например творческой семьей Кричевских. Был совершенно неожиданный визит – приехала женщина из Испании, интересующаяся украинским и русским изобразительным искусством XIX века. Что же, 2-й и 3-й залы как раз её тема, есть что показать. Но посетителей, приезжающих в музей целенаправленно, но индивидуально, по словам директора около 20%.

Хотя, по нашему мнению, не посетить этот музей – многое потерять. Или не найти, что одно и тоже.

Алексей СИКОРСКИЙ, газета «Панорама» №8 (1002) от 21-28 февраля 2018 г. Сайт газеты – http://rama.com.ua

Создатель, хранитель, слуга

«Тихий, симпатичный, человек с «молоточками» на форменной куртке внёс неоценимый вклад в дело сохранения художественных ценностей.

Екатерина Евдокимова

Лебединский художественный музей многим обязан одному скромному человеку.

Борис Кузмич РУДНЕВ родился в индустриальном Харькове, закончил реальное училище – деталь немаловажная. Реальные училища ориентированы на выпуск сугубых практиков, людей, живущих точными науками, техническим «покорением природы», самые состоявшиеся из них известны изобретениями и открытиями. А у Руднева движения души, а за ним – судьбы были иные. Он стал посещать художественную студию «Голубая линия», которую открыл известный харьковский художник Евгений АГАФОНОВ. Агафонов в своё время был одним из учеников Ильи РЕПИНА, в студию, им созданную, приходили не только художники, но и поэты, литераторы, музыканты. Все вместе выпускали искусствоведческий альманах. Наше предположение: там корни таланта, безупречного вкуса и бескорыстной преданности искусству Бориса Руднева. Вот что писал о нём один из одностудийцев, Павел ОБОЛЕНСКИЙ: «Борис Кузьимич часто приходил в студию, почти каждый сеанс рисования. Он обычно сидел на диване, играл на гитаре и принимал участие в общих разговорах студийцев. Интересовался искусством и, в частности, работами Е.Агафонова, с которым был очень дружен… Борис Кузьмич был очень приветливым, скромным и симпатичным человеком». Но по инженерной стезе он шагать продолжал – времена были прагматические. Учился в Харьковском технологическом институте, работал в музее изящных искусств и древностей при Харьковском университете в качестве ассистента-фотографа, при этом посещал лекции выдающегося искусствоведа Федора Шмита. Должность Руднева была на грани техники и искусства. На затеянную в 1914 г. войну его, к счастью, не забрали – «помогла» сломанная и неправильно сросшаяся рука. В 1918 г. родная сестра Варвара пригласила его приехать к себе в Лебедин. После 1917 г. группа единомышленников, сотрудников того музея в Харькове, поняли, что культурные ценности, произведения искусства, рассредоточенные по усадьбам бывших помещиков, нужно спасать, пока не уничтожили или не растащили. Музей при Харьковском университете в лихие революционные годы был ограблен, так что многое из собранного пропало бесследно. Но на Лебединщине Руднев с товарищами спас почти всё, что сохранилось в усадьбе Капнистов в селе Михайловка. Капнисты – старый дворянский род, искусство ценили, постепенно у них образовалась коллекция картин, скульптуры, старинной мебели, достойная любого музея в Европе, а не только в Лебедине. Эти спасённые ценности и легли в основу Лебединского художественного музея. Борис Руднев стал его директором по должности и хранителем по сути дела. Из музея пытались забрать наиболее ценное представители из столиц – Киева и Москвы. Руднев не давал. Во время немецкой оккупации ему удалось уберечь музей от разграбления местными «любителями изящного» в то время, когда в Лебедине было так: Красная Армия – «уже», а немцы «ещё». При немцах музей был открыт, работал и, кстати, удивлял оккупантов своей коллекцией, ценнейшая часть которой при этом была надёжно спрятана тем же «приветливым, скромным и симпатичным» директором. Заслуги Бориса Руднева, может быть, именно из-за периода оккупации долго не то что бы отрицались, но не слишком признавались. Музей был открыт – налицо что-то вроде сотрудничества, коллаборационизма. Но музей сохранён – вот что самое главное. Война прошла, а Лебединский музей со своими великолепными экспонатами – вот он.

Екатерина ЕВДОКИМОВА, газета «Панорама» №8 (1002) от 21-28 февраля 2018 г. Сайт газеты – http://rama.com.ua

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Войти с помощью: 
Будь ласка, введіть ваш коментар!
Будь ласка, введіть ваше ім'я тут