Щоденник окупації міста Лебедина. Частина #11

0
401

БОРИС КУЗЬМИЧ РУДНЄВ

03.06.43 г. Сегодня меня поразил слух о том, что немцы могут забрать из Музея несколько лучших вещей. Принял меры для спасения наилучшего. У меня дома спрятаны Ван-Гойен, Савицкий, Хверье, Райт, Молинари и Шарлем. Я снял с экспозиции 5 этюдов Васильковского и один этюд Серова. Переменил несколько портретов (Боровиковского и Тропинина) и уберу кое-что из русского фарфора.

05.06.43 г. Оружейные выстрелы почти прекратились. Изредка пролетают какие-то самолеты на средней высоте. Немцы на пьедестале там, где стоял Ленин установили большой, черный Мальтийский крест. Забрал с экспозиции самый лучший русский фарфор и немного немецкого. Жаль, что нельзя убрать «Солдатку» («В ранці») Максимова – очень уж она примелькалась немцам. Сказать, чтобы это был «уникум» – нельзя. Я согласен принести ее в жертву, чтобы только спасти остальное.

07.06.43 г. Сегодня надо идти регистрироваться на Биржу труда. Чем окончится. Были втроем на Бирже труда. У меня, как не достигшего 65-и летнего возраста, отобрали паспорт и дали карточку, также и для Аллы.

Паспорт отбирают у всех, находящихся на службе. У неработающих оставляют старые паспорта, но дают карту явки, на кот. отмечается еженедельная явка. Сказали, что женщин старше 50-ти лет на работу посылать не будут.

18.06.43 г. Позавчера отправлены 2 эшелона с гражданами Украины в Германию (1922-1925 года рождения). Возмутительные сцены насилия. Накануне старосты улиц (атаманы) заходили в квартиры обреченных и отбирали паспорта. На другой день производился мед. «отбор». Годных загоняли в помещение б. 4-й школы, где они и сидели более суток, ожидая отправки. Родные и близкие не допускались. Все окна были забиты досками. Это производило особенно гнусный вид. В щелях, между досками виднелись головы и руки запертых. Напоминало вагоны со скотом. Наблюдал раздирательные сцены прощания, полные истинного трагизма.

19.06.43 г. Носятся слухи, что будут забирать еще другие годы, в том числе и 1927-й. Следовательно,  попадет и Алла. Сердце холодеет и сжимается. А ведь ей нет еще и 16 лет. Готовлю заявление приемочной комиссии с просьбой оставить при мне мою дочь, кот. я обучаю специальному уходу за музейным имуществом. Поможет ли?

21.06.43 г.  Часов в 7 утра какой-то самолет на большой высоте кружил над городом. Я с Аллой был во дворе. Услышав звук падающего снаряда зашли в сени. Снаряд упал где-то в городе. Почти наверное будет не сегодня – завтра объявлено о мобилизации в Германию (1920 – 1927 гг.).

22.06.43 г. Был у коменданта. Подал свое заявление. Он и его помощник успокоили меня, сказав, что 1926 и 1927 годы не мобилизируются. Если же Алла получит извещение, то заранее прийти, не ожидая пока ее посадят в вагон. И на этом спасибо.

Немцы  организовали прекрасный оркестрик: рояль, 4 скрипки, 2 корнета, 1 тромбон и ударные. Вчера, после настройки послушал с Аллой репетицию.

25.06.43 г. К нам вселили немца инженера Жоржа Гегемоса.

30.06.43 г. Вчера уехал немец. Славный молодой человек. Вел себя корректно и сердечно. Мы давали ему молоко и за это и за другие услуги он привез нам около полуметра дров (остатки от постройки моста на Василевой гребле), оставил нам свой адрес в Германии.

Сегодня пять молодых ласточек вылетели из гнезда в сарае.  К вечеру они явились – очевидно будут ночевать. К 5-му июля ожидаются какие-то события в Лебедине. Чувство какого-то глубокого безразличия охватывает меня.

02.07.43 г. События к 5-му июля, кажется, будет объявление   мобилизации женщин и мужчин в возрасте от 15 до 45 лет. Опять придется переживать  неприятные минуты. Вчера на В. Сумской сгорело 2 дома.

07.07.43 г. Третий день явственная канонада в направлении Ахтырка-Боромля. Настроение соответствующее. Бедная Украина. Многим ты нужна, но  никто не пожалеет. Аллу удалось пока отстоять от поездки в Германию. В воскресение, 5 июля был объявлен митинг на Соборной площади. Туда я направился в 11 часов. Митинга я уже не застал, но меня встретил наш уличный атаман, некто Зеленый (сапожник) и сообщил мне, чтобы я принес к нему документы дочери, т.к. она стоит в списке, назначенных для поездки в Германию. Наружно все это я принял спокойно и сейчас же отправился к коменданту. Прождав около часу прихода коменданта, я застал его в казино перед обедом. Он сказал, чтобы я завтра утром зашел в комендатуру. Еще  было рано. Проходя немного перед управой, в 7 часов направился в Управление. В вестибюле нас встретил помощник и сказал, чтобы мы пришли  в 8 часов. Пошел с Аллой  в Вознесенскую церковь – посмотреть нет ли там старинных икон. Таковых не оказалось и к 8 ч. пошел в комендатуру. Нас встретил любезно Люберт и пригласил к себе в комнату (общую канцелярию). Там он напечатал сообщение следующего содержания: (в подлиннике идет текст на немецком языке без перевода).

Получив эту бумажку, я отправился в 4-ю школу, где происходила приемка. Во дворе, за столом, в тени под зданием сидел немец, переводчица, бургомистр и старосты из деревень с которыми прибыли назначенные в Германию. Перебирали стопки паспортов и называли по фамилиям. Вызванные шли в помещение, где подвергались осмотру. Принятые направлялись на 2-й этаж, а забракованные выходили со своими вещами и отправлялись по домам.

Вот тут и происходили раздирательные сцены расставания с подругами, кот. еще не были приняты. Другие сцены, более тяжелые, происходили на площади, где  на мостовой поодаль стояли родные и переговаривались, вернее, перекрикивались с находящимися на 2-м этаже, сквозь щели досок, кот. были забиты окна.

Когда явился староста нашей улицы А.К. Зеленый, я подошел к столу и мне  отыскали № Аллы. Я подал ее паспорт и отношение комендатуры. Немец, по фамилии Томас забрал документы и там поставил печать о том, что Алла  освобождается от поездки в Рейх, а затем вышел и раздал паспорта счастливым. На этом и кончились мои мучения. Надолго ли?

Канонада изредка продолжается, но я как-то равнодушен к ней.

11.07.43 г.  Три дня назад, утром, подходя к Музею увидел на входных дверях какую-то доску с надписью на нем. языке. Подойдя, с замиранием  сердца прочитал (текст  нем. перевода нет). Немец, прибивавший доску, сказал, что это для сохранения Музея. Ну что ж!  Пусть будет так,  могло быть хуже. Канонада утихла.

15.07.43 г. Вчера было Космы и Димиана. Именины моего покойного отца. Как страшно изменилась жизнь и в худшую сторону. Прошлая действительность  кажется какой-то фантастикой. За эти последние три дня снова усилилась канонада со стороны Боромли.

18.07.43 г. Из газет: «сильные атаки между Белгородом-Курском успешно отбиваются. Англо-американцы высадили десант на юге Сицилии  (12 июля)». Вот и разгадка наступления советских войск. Это может быть поворотным пунктом в войне.

21.07.43 г. Канонада то стихает, то усиливается. Где происходит все это никто толком не знает. Сведения и слухи самые фантастические и нелепые. Мне не хочется записывать их. Идущие непрерывно дожди, портят сено. У нас пропало более копны.

Сегодня настроил в немецком «Солдатенгейм» пианино, за что пообещали дать один хлеб. В воскресение был на концерте в музыкальной школе. Полное разочарование. У всех учеников какая-то барабанная игра. Эту манеру привила новая молодая учительница, которая играет не только руками, но и корпусом А.В.П. – неудавшаяся ученица Харьковской консерватории.

22.07.43 г. С ночи, вернее с вечера, льет дождь с молнией и громом. Пропадает сено на лугах в копицах. Может пропасть и хлеб и мы заодно с ним.

01.08.43 г. Все время идут дожди. Гибнет сено и хлеб. Перспективы самые безотрадные. Топливо на зиму не заготовлено. На днях имелось сообщение, что Муссолини подал в отставку и сам король принял управление государством. Вероятно Италия будет оккупирована.

03.08.43 г.  Второй день, как прекратились дожди. Быть может удастся сложить нашу несчастную скирду. Вчера и позавчера наблюдалось какое-то усиленное передвижение войск. Очень много машин и мотоциклов прибыло в Лебедин. Конечно, никто не знает откуда и куда будут следовать.

04.08.43 г. С 8:45 непрерывно до 10 ч. мимо Музея мчались машины, орудия разных размеров, мотоциклетки и т. д. последовали из города по В. Сумской улице. По слухам, идет где-то, подле Грайворона, наступление советских частей. Сегодня уезжает сосед по Музею – Винклер.

07.08.43 г. Рано утром прибежала взволнованная С. и сообщила, что возможна эвакуация. Опять тяжелая забота спасти Музей. Это в четвертый раз. У меня нет уже сил для этой возни.

08.08.43 г. Вчера в Лебедин прибыл штаб какой-то военной нем. части. Выселены Горуправа, Земотдел, ряд домов по Сумской улице. К вечеру непрерывно стали следовать автомашины из города на Михайловку.  По слухам оставлен немцами Грайворон и они оттянулись к Боромле и Лебедину. Эвакуация Лебедина еще не начиналась, но весьма возможна.

Из Горок еще позавчера пришел к нам П.А. – продать какие-то вещи, чтоб купить мешок муки, пшена, еще  чего-нибудь из продуктов. Он, как и мы, совершенно не предвидел создавшегося в самый короткий срок затруднительного положения. С  Музеем пока благополучно.

По дороге в Музей  встретил М., он передал распоряжение быть в Музее до вечера, т.к.  какие-то немецкие чины желают осмотреть Музей. Было два высших чина. Осмотрев Музей нашли его очень хорошим для такого маленького  городка. Каких только машин не сновало возле Музея. Фронт придвигался к Лебедину. По каким-то сведениям и слухам ожидается ночной налет. Есть и возможность этого, т.к. в городе разместился штаб какой-то значительной военной части. Сегодня удалось купить за 200 руб. кусок мыла. Идя домой из Музея и выйдя во двор, увидел двух молодых немчиков, которые поджидали хозяев. Поздоровавшись, попросили разрешения поиграть на рояле.

Продовження наступного тижня

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Войти с помощью: 
Будь ласка, введіть ваш коментар!
Будь ласка, введіть ваше ім'я тут